PDA

View Full Version : Big Lena's interview after winning Shanchai


Lady
Oct 1st, 2003, 06:55 PM
http://www.sport-express.ru/art.shtml?75113

Елена ДЕМЕНТЬЕВА

ЖАЛЬ, НЕ УДАЛОСЬ ПОПАСТЬ НА БАЛ В ЛОНДОНЕ

Две победы подряд, которые Елена Дементьева одержала в сентябре на турнирах в Индонезии и Китае, - уникальное достижение для российского женского тенниса. Поэтому, когда первая ракетка страны вернулась в Москву, мы сразу договорились об интервью. Елена попросила меня приехать в ЦСКА, где она готовилась к следующему турниру - "Кубку Кремля".

АПЕЛЬСИНЫ НА УЖИН

- Первое интервью "СЭ" вы давали накануне выпускных экзаменов в школе, в 1998 году. Тогда перед вами стояла дилемма: выбрать теннис как профессию или продолжить учебу в вузе. А каким в то время вам представлялся теннис?

- У мамы непонятно откуда была пламенная страсть к этой игре, она всегда просила мою бабушку отвести ее в теннисную секцию. Но та взяла маму за руку и отвела... в бассейн, потому что он находился близко к дому. Зато когда у мамы появились мой брат Сева и я, она отдала нас в теннисную группу. Правда, перед этим мы успели по году позаниматься гимнастикой: брат - спортивной, я - художественной. Хотя теннис в моей жизни появился по желанию мамы, он мне сразу понравился. Это было приятное времяпрепровождение после уроков. На "Спартаке" мы занимались в большой группе, и занятия были очень веселыми, хотя Рауза Мухамержановна (Рауза Исланова, мама Марата и Динары Сафиных. - Е.Р.) - очень строгий тренер. Получалось у меня хорошо, но представить, что теннис станет моей профессией, я не могла. Не потому, что не верила в себя. Просто, когда смотрела Уимблдон или какие-нибудь другие турниры, никак не ассоциировала себя с теми теннисистками, которые там выступали.

- Почему же у вас складывалось такое мнение о себе?

- Поехать за границу было для нас тогда совершенно нереально. Мы даже не знали, как заявиться на турнир, где достать заявочный лист. Все было окутано какой-то страшной тайной. Поэтому когда я заканчивала школу, думала поступить в институт и продолжать учиться - как все.

- Почему все же выбрали теннис?

- К тому времени у меня турниры уже шли один за другим, я неплохо выступала...

- ...и даже победили на Всемирных юношеских играх-98, фактически юношеской Олимпиаде.

- Вот-вот. Думала: еще немного поиграю, а на следующий год пойду учиться. Но играла я все лучше и лучше, поэтому институт оказался на втором плане. Тогда я выходила на каждый матч как на последний в жизни. Ощущая огромную ответственность. Поскольку знала: если сейчас хорошо не сыграю, то все закончится, денег на дальнейшие выезды не будет.

- Помню, когда вас отправляли на Orange Bowl, деньги собирали с миру по нитке, и в итоге вы полетели в далекую Америку совсем одна.

- На самом деле это был не единственный случай, когда деньги находились в последний момент. Кстати, тогда на Orang Bowl нам с Настей Мыскиной в конце турнира даже есть было не на что. Все деньги потратили в первые дни и потом ходили голодные... В качестве первого приза я получила большую вазу с апельсинами - это и был наш с Настей ужин.

СНАЧАЛА ИСКАЛА ТУРНИРЫ БЛИЖЕ К ДОМУ

- Как вам дался переход из юниорского тенниса в профессиональный?

- У меня все получилось довольно плавно. Я до последнего выступала на юниорских турнирах, и это была не работа, а сплошное удовольствие. Приезжаешь, общаешься со сверстницами из разных стран - жутко интересно! Хотя тогда я еще плохо говорила по-английски. Первый профессиональный турнир сыграла в Москве на ЦСКА, мне тогда дали wild card. Я прошла несколько кругов, набрала ноль целых и сколько-то десятых очка, чему была безмерно рада. После этого мы стали выбирать турниры, на которые недалеко ехать - денег-то не было. Победила в Риге, где живут мои бабушка с дедушкой - у них можно было остановиться и не тратиться на гостиницу. Затем поехала в Минск, потом в Турцию. Только после этого стала участвовать в турнирах более высокого ранга.

- Что было самым трудным в начале профессиональной карьеры?

- Обстановка. После радости и веселья детских турниров попадаешь в иную среду. Тут меня воспринимали уже не как подругу, а как соперницу. И теннис стал другой - более скоростной и, если хотите, солидный.

- Как же вы осваивались в такой обстановке?

- Знаете, как учат плавать? Кидают в воду - и выплывай! Так и у меня получилось. Отступать было некуда. Проиграю - не поеду на следующий турнир. Поэтому приходилось выигрывать.

- В современном теннисе игрок, как правило, путешествует с турнира на турнир с командой. Кто вас окружает?

- С первого и до сегодняшнего дня езжу с мамой. Я играю, мама делает все остальное.

- Есть у мамы шанс заработать инфаркт, когда вы играете?

- (Улыбается.) Она все время об этом говорит. Я, конечно, тоже переживаю, но на корте напряжение легче снимается. Когда же сидишь на одном месте и можешь только похлопать, а все остальное нужно держать в себе... Непросто это, очень непросто. Тем более что переживает-то она за своего ребенка.

- И вот ребенок проигрывает, и деваться ему некуда, кроме как идти к маме. Как вы встречаетесь?

- По-разному. Иногда мама от меня убегает. Иногда я от нее, смотря как играла.

- А если выигрываете?

- Тогда поговорим про матч, вместе поужинаем. Все хорошо! Но я хочу сказать, что мама - это не вся моя команда. Есть Сергей Пашков, который занимается со мной в Москве с 15 лет.

- Вы сказали, что начинали играть у Раузы Ислановой. Кроме того, что на занятиях было весело, еще какие-то воспоминания остались?

- Она очень и очень строгий тренер. Ни на минуту нельзя было опоздать на занятие. Не важно, сколько у тебя было уроков или автобус долго не приходил. Забыла бейсболку, полотенце - сразу следовало наказание. Либо у стенки стучишь по часу, либо делаешь ненавистные "кенгуру", либо еще что-то. Но теперь я понимаю, что именно так воспитывается характер. Дисциплина, которую она нам привила, и сейчас сказывается плодотворно.

КО МНЕ ВСЕ ПРИШЛО СЛИШКОМ БЫСТРО

- Когда начинали карьеру, какие планы строили?

- Никаких. Как можно было что-то загадывать, если играли "лысыми" мячами, если не было нормальных ракеток, формы, кроссовок? Представить себе, что вот сейчас я выйду на корт против Моники Селеш... Такое в голове не укладывалось!

- Когда вы почувствовали себя равной со звездами?

- Наверное, в 2000 году. Было много хороших выступлений: полуфинал US Open, финал Олимпиады, полуфинал чемпионата мира WTA Tour, когда я обыгрывала игроков из первой десятки. А победу, которая вселила веру и дала надежду на то, что могу играть на высоком уровне, я одержала над Винус Уильямс в финале Кубка Федерации-98.

- Мне кажется, что успехи приходят к вам какими-то полосами. В конце 2000-го казалось, что еще чуть-чуть - и вы выиграете первый турнир WTA Tour, однако этого момента пришлось ждать три года. Почему?

- Я слишком стремительно ворвалась в первую десятку, но в 19 лет еще не понимала того, что со мной происходит, не чувствовала себя на том уровне. Понимаете, ко мне все пришло слишком быстро. То, что от меня ждали еще более высоких результатов, давило психологически, а большой веры в себя не было. После неудач я начала волноваться, переживать. К тому же накопились травмы, плечо болело так, что одеться не могла. Какая уж тут подача! 2001 и 2002 годы были очень тяжелыми, я немного потеряла свою игру и уверенность. Правда, не сказала бы, что это был провал. Ведь стоять в двадцатке не так уж просто, а ниже я не опускалась.

- Не было сомнений в правильности выбора?

- В начале этого года в какой-то момент подумала: наверное, не дано мне лучше играть. И после таких мыслей я сразу победила в Амелии-Айленд. Это был как знак свыше: значит, все я могу и нахожусь на правильном пути.

В КУПАЛЬНИКЕ ЕЩЕ НЕ ИГРАЛА

- На следующее утро после полуфинала US Open-2000 вы проснулись знаменитой: надо было давать интервью, когда хотелось отдохнуть, улыбаться, когда совсем не весело, раздать кучу автографов, никому не отказывая, позировать с неизвестными людьми перед фотоаппаратом. Как повлияло на вас то, что вы уже не принадлежите самой себе?

- Сначала все воспринимала в штыки. В Америке начался бум на интервью со мной, а я тогда еще по-английски не очень хорошо говорила, пыталась отбрыкиваться. Да и просто опыта общения не было. Но довольно скоро привыкла, и все это уже не казалось таким страшным.

- В WTA Tour вам объясняют какие-то правила поведения на этот счет?

- Да. Но только после того, как ты сделаешь что-то не так. Однажды на пресс-конференции я раскритиковала организацию турнира - выдала все по полной программе. После чего меня отвели в сторону люди, которые работают с прессой и игроками, и объяснили, что надо держать марку турнира. Мол, все, о чем я сказала, возможно, действительно имеет место. Но журналистам об этом лучше не говорить.

- Чему еще учат?

- Все молодые игроки обязательно должны научиться общению с прессой, с директорами турниров, с физиотерапевтами и другими официальными лицами. Это очень помогает в дальнейшем.

- А как насчет одежды? Есть какие-то определенные рамки или можно выйти в таком платье, когда обе груди наружу, как это было однажды с Винус?

- Строгие правила в отношении одежды существуют только на Уимблдоне, и то они касаются лишь цвета - нужно играть в белом. А в целом сейчас такая тенденция: чем короче, чем более обтягивает, тем лучше. Например, Серена в прошлом году на US Open играла практически в купальнике, но это никого не смущало. Напротив, она привлекала зрителей.

- Сами вы придаете значение тому, в чем выходить на корт?

- Ну, в купальнике еще не пробовала. Однако всегда хочется выглядеть хорошо. Вообще-то я люблю играть в платье, но мой спонсор - фирма Yonex - предпочитает юбки с майками. Мама, правда, с ними по этому поводу ведет определенную работу. Мы даже дизайн иногда сами придумываем, который они пытаются воплотить.

НЕЗАБЫВАЕМЫЙ СИДНЕЙ

- Выход в финал и серебро Олимпиады - высочайшее достижение. По крайней мере так принято считать в России. А что для спортсменок более важно - чемпионаты "Большого шлема" или олимпийский турнир?

- У каждого игрока свое отношение к Олимпийским играм. Кто-то относится к ним как к проходному турниру, потому что там нет денег, а очки в рейтинг будут начисляться только начиная с Афин-2004. А вот я ждала той Олимпиады. Сам факт того, что я поеду туда, сильно будоражил. Мама после US Open сказала: "Лена, может, не полетишь в Австралию, отдохнешь?" На что я ответила: "Полечу и вернусь с медалью!" Олимпиада остается чем-то незабываемым. Представляя меня на турнирах, дикторы начинают словами: "Серебряный призер Олимпиады в Сиднее..." Публика реагирует шквалом аплодисментов. Мне кажется, это определяет значение той серебряной медали.

- В Афины собираетесь?

- Очень хотелось бы. Если пройду отбор, то с удовольствием поеду.

БОГ В ПОМОЩЬ

- Что ощущает игрок, когда у него и силы есть, и мастерства хватает, а игра - не та, как было с вами в прошлом и позапрошлом годах?

- Вспоминаешь свои победы, чувствуешь, что желание играть осталось, а не получается. После больших побед было тяжело свыкнуться даже с тем, что находишься в двадцатке. Винус Уильямс на вопрос, довольна ли она тем, что находится на третьем месте в рейтинге, как-то ответила: "О чем вы говорите?! Я уже раз была первой, и все время хочется вернуться на этот свой прежний уровень".

- Как выходите из стресса после поражений?

- Иногда легче, иногда тяжелее. Мне кажется, что в этом году я стала проще относиться к поражениям. Не столько расстраиваюсь, что проиграла, сколько разбираю, почему это произошло. Потом начинаешь понимать, над чем работать. Если сделала все, что могла, а тебя обыграли, - это плохо. В моей игре, к счастью, еще много что можно улучшить.

- Хорошую победу как отмечаете?

- Когда выиграла на Бали, организаторы турнира устроили вечер. Пригласили меня с мамой и Чанду Рубин, которую я обыграла в финале, с тренером. Было очень красиво, весело, мы танцевали сальсу. Тренер Чанды вытащил меня на сцену и пытался научить этому танцу. Но таких праздников бывает очень мало. На следующий день надо было отправляться на очередной турнир. У нас не как у других спортсменов: выиграл Олимпиаду - и полгода можешь радоваться. У нас ты - чемпион недели, не более. Уже в понедельник начинаются другие турниры, появляются другие чемпионы.

- Такая жизнь: гостиницы, самолеты, корты, - утомляет?

- Не скажу, что привыкла к этому. Иногда просыпаешься в гостинице и не понимаешь, в какой стране ты находишься. Когда после Нью-Йорка приехали на Бали, где корты были на территории гостиницы, появилось ощущение отдыха. Мало людей, рядом океан, море цветов, необыкновенной красоты деревья - все это создавало атмосферу покоя, хотя продолжались тренировки и сам турнир был непростой.

- Похоже, Бали произвел на вас сильное впечатление.

- Да, хотя и до этого побывала во многих чудесных местах, объехала полмира. Но Бали - совершенно райское место с экзотической природой.

- Затем вы победили в Шанхае. Может, Азия какое-то благотворное влияние на вас оказывает?

- На Бали нас пригласили на церемонию богопоклонения. Проходило все очень красиво, горели свечи, мы бросали в воду лепестки цветов, и при этом надо было загадывать желание. Когда все закончилось, мама спрашивает: "Ты загадала, чтобы выиграть?" И когда я выиграла, она сказала: "Ну точно, их Бог нам помог".

- Бали - то место на земле, где хочется остаться и спокойно лежать на берегу океана, ни о чем не думать, не так ли?

- Нет, лежать хочется дома, чтобы вся семья была вместе и никуда ехать не надо.

- Ваш старший брат Всеволод тоже играл в теннис, а сейчас учится в университете. Нет ли у вас подспудной зависти, что он вот учится, приобретает профессию, а вы играете?

- Мне кажется, нужно спросить наоборот: не завидует ли он мне? Я так много езжу, передо мной открывается такой красивый мир, а он все время ходит в институт. Но у нас нет по отношению друг к другу зависти. У каждого своя жизнь. Так судьба распорядилась: он - учится, я - играю. Есть положительные моменты и в его жизни, и в моей.

ЖИЗНЬ ПО ГРАФИКУ

- Было время, когда Мартина Хингис приглашала молодых теннисисток к себе для тренировок, в частности нашу Надежду Петрову. Вы не ездили на такие сборы?

- Мартина меня несколько раз приглашала, были мысли поехать, но я отказалась. Не хотела быть ее спаррингом - хотела ее обыгрывать.

- Как проходит жизнь теннисистки на турнире за кортом?

- После матча надо сходить на пресс-конференцию, потом на массаж, затем на физиотерапию, залечить все, что у тебя болит, еще надо записаться на следующий день на тренировку. Приходишь в гостиницу поздно вечером, заказываешь еду в номер, потому что нет никаких сил идти в ресторан, и ложишься спать. Ничего интересного в жизни теннисистки на турнире нет.

- А когда турнир заканчивается и выдалось свободное время, что делаете?

- Мне нравится в зоопарк ходить. В Австралии есть совершенно удивительный парк, где животные содержатся на воле. Можно покормить кенгуру, взять кенгуренка на руки, погладить коалу, с попугаем поиграть. А мини-пингвины просто чудо, устроили нам сеанс синхронного плавания.

- А вообще вы жить успеваете? Или сейчас - только теннис, а все остальное откладываете на потом?

- Ради карьеры приходится многим жертвовать. Но эти жертвы еще окупятся. Положительные эмоции после побед перекрывают весь негатив!

- Вам приходилось бывать на балах, которые устраиваются по окончании турниров "Большого шлема"?

- На Уимблдоне перед полуфиналом в паре мы сидим с Линой Красноруцкой и обсуждаем, в каким нарядах пойдем на бал. А как же, обязательно пойдем, ведь уже обыграли сестер Уильямс. И пока лил дождь, мы весь день говорили о том, в чем же нам пойти, поскольку бальные платья с собой не взяли. Лина - она была на таком балу - меня успокаивает: там, мол, платья дают, туфли, только выбирай. Потом дождь прекратился, мы вышли на корт, проиграли пару и... уехали домой.

- Сожалели, что не попали на бал?

- Конечно, там ведь не только действующие теннисисты бывают, а еще и легенды тенниса. Очень интересно. Но, видно, не судьба.

ВЕРЮ В ДРУЖБУ. НО НЕ С ТЕННИСИСТОМ

- Вы интересная девушка, у вас чудные волосы, особенно когда вы их распустите. А в теннисе такие пары звездные создаются: Граф и Агасси, Клийстерс и Хьюитт... На вас из теннисистов глаз еще никто не положил?

- Положил, и не один. Но меня не привлекают звезды, тем более из теннисной среды. Работа - работой, а личная жизнь не должна быть связана с теннисом.

- А все-таки бойфренд есть?

Тут после долгих отнекиваний, под нажимом мамы Лена призналась, что есть очень хороший друг.

- Вы верите в дружбу?

- Конечно. У меня хорошие школьные друзья. Мне повезло - это замечательные люди. Жаль, сейчас реже удается видеться.

- Что читаете?

- Впервые в жизни начала читать теннисные книги, хотя папа меня с первых дней к этому приобщал. Сейчас понимаю, что это помогает на корте.

- Если снова пришлось бы начать жизненный путь, стали бы профессиональной теннисисткой?

Глубоко вздохнув и выдержав паузу, Лена ответила:

- Честно говоря, не уверена...

- Ваша мама постоянно рядом с вами на всех турнирах, и вы даже называете ее своим тренером. У Мартины Хингис тоже была подобная ситуация, но в какой-то моменту нее с мамой произошел конфликт. Почему, на ваш взгляд, такие близкие отношения могут обернуться конфронтацией?

- Что касается Хингис, то ее мама - очень требовательная, жесткая и амбициозная. Совершенно не воспринимает поражения. Моя мама тоже не любит, когда я проигрываю, но не кричит на меня, а, наоборот, подбадривает. Там, мне кажется, такого взаимопонимания не было.

- Каково ваше заветное желание?

- Стать первой в мире.

Lady
Oct 1st, 2003, 06:57 PM
I'm really really busy right now, so I can't translate such as big interview :(
I'll have more free time next week! :D (I hope I'll do it earlier ;) 'cos i know that you're interested) :)